getera (getera) wrote,
getera
getera

Ненависть

Или почему я редко ношу штаны и обувь без каблука.
Пользуясь тем, что мои дорогие гости уехали, а субботняя лента молчалива, как дешевая проститутка, мне предоставляется отличнейшая возможность в первый раз в отличие от многих слить все накопившееся раздражение здесь, ибо даже после спортзала меня еще не отпустило.

Во-первых, мамы мальчиков, вы своих детей как растите? Про деньги им что рассказываете? Что их дохуя или нет вообще?
Мой крестник платил за нас везде, куда бы мы не приходили, мы давали ему денежку перед кассой или после счета, и он платил. Ведь он маленький мужик. Так его растит мама.
В магазине, прямо на кассе у одного юного товарища случилась настоящая истерика из-за того, что мама не купила ему какую-то сладость. Мы потрясенно наблюдали эту прямо шедевральную сцену с одним актером, а мама что-то неразборчиво лепетала, потом подлетел его папа, влупил поджопника, и утащил. Кто виноват? Родители, естественно, ибо запустили процесс формирования личности. А, впрочем, мне похуй, главное, что мой крестник не такой.

Во-вторых, оказалось, что на улицах столицы передвигается более чем дохуя потерпевших потерявших страх сограждан, невоспитанных и вонючих, причем, обоих полов. В связи с тем, что при ребенке пиздить кого-то ногами или посылать нахуй за беспредел, некомильфо, я была вынуждена терпеть много того, чего обычно не спустила бы.
Например, когда на дорожке идут в рядочек пятеро мальчиков, а я, крепко держа ребенка за ладошку, должна уступать им место, ибо им места мало, чтобы пройти. Плечи слишком широкие, видимо. В третий раз столкнувшись с такой вот "разорви цепи", я не выдержала, и отправив крестника на ближайшую горку, злобно окликнула широкоплечих.
Я прекрасно понимаю, что я девочка, и что мои 165 см в кроссовках врядли кого-то устрашат, но мне тридцать один год, и заставить взглядом пятнадцатилетнего говнюка понять некоторые непреложные истины, я могу в совершенстве. Бешено глядя на засранца, я сквозь зубы поинтересовалась:
- Тебе, чо, места мало???
Оказалось, что достаточно. "Я... ето вот... не хотел". Это вот, ногой в живот, блядь.

В-третих, этот ебучий общественный транспорт, который так любит мой крестник. Всевозможные трамваи, автобусы, и обожаемое метро. Про потных вонючек не писал тока ленивый, и я не ленивая.
Сидим в автобусе, вдруг нас окатывает удушливая волна давно немытого тела, я резко подскакиваю, уткнув свой чувствительный нос в свои собственные вкусно пахнущие волосы. Над нами стоит молодой парень, улыбается. Улыбается, блядь.
- Отойди от нас!!! - не сдерживаюсь я.
Тот недоуменно поднимает брови и задает дебильнейший, на мой скромный взгляд, вопрос:
- Почему это я должен отходить??
Ну, сам нарвался.
- Потому что ты воняешь, как давно немытая и сдохшая лошадь. Вот поэтому! - отвечаю я, и жду его реакцию.
Блядь, и это еще один кошмарный пиздец.
- Ну и что, это общественный транспорт, так что терпи, королева нашлась! - обиженно бурчит вонючий.
А все остальные молчат. Привыкли, видно, к такому, граждане.
Больше в этот день мы на общественном не ездили. И штаны с кроссовками с тех пор мне Наташка не давала одевать.

И еще.
Бежим на трамвай, я впереди, Мишка с Наташей сзади. Стала ногой, жду их, улыбнулась водителю в зеркало, тот махнул головой, и двери не закрывает. Внезапно.
- Чо стоишь?? Я уже опаздываю!! Водитель, закрывай двери!!! - изумленно поднимаю глаза на особь мужского пола. Но ничего не успеваю сказать, ибо мои гости быстренько впрыгивают внутрь. Время ожидания заняло секунд десять максимум.
Особь продолжает что-то недовольно брюзжать. А я молчу.
Мишка увлеченно хохочет, объявляя на весь трамвай, что он самый крутой бегун. А я молчу.
Подходит кондуктор, ребенок расплачивается за нас обеих, вслух правильно посчитав от двадцати тысяч четыре, мы его вместе с женщиной-кондуктором хвалим. А эта гнида в коротеньком пиджачке на одной пуговичке, в очечках и с перстнем на мизинце, эстет, блядь, педрила ебаная, все продолжает брюзжать. Сукаблять.
Мои налитые кровью глаза пугают Наташку, но та молчит, ибо знает меня давно. Я все также молча показываю на свободные места где-то в начале трамвая, и отправляю своих гостей туда. Потом поворачиваюсь к неугомонной и опаздывающей на тот свет твари, подхожу впритык, молча сверлю его бешеным взглядом несколько секунд, дрыщ нервно поправляет наушник, и очень тихо, сквозь зубы, сообщаю ему, что, если он не заткнет свой говнофонтан прямо сейчас, я испорчу его прическу. Ногой.
Видели бы вы его глаза. Обосравшаяся курица, блять. Не ожидал отпора от девочки, пидарас.
Животных, привыкших к попустительству, надо ставить на место, а не терпеть. Кстате, ни разу никого не била, пока справляюсь взглядом и с помощью словарного запаса. Ну и харизма тоже имеет значение, куда ж без нее. Апломб такая штука, он или есть, или его нет.

Еще одна лав-стори.
Выходим из магазина, меня буквально сносит с ног какая-то тупая пизда с размалеванным еблетом. Отпихиваю девку назад, пропускаю своих гостей наружу, затем ласково объясняю, что сначала люди выходят, а потом заходят. Девка покраснела, но молчит. Ее дружки громко ржут, ибо такие же педагогически запущенные, блеать.

И еще.
В этом злоебучем Макдональдсе с его остопиздившими хеппимилами, я вообще чуть за волосы не оттаскала одну жирную свинью за крайнюю степень охуевшести. Стоим на кассе, свинья со своим 12-13-летним свиненышем перед нами, сраки у обеих почти одинакового 56-го размера. Я отправляю Мишку застолбить место, тот усаживается на указанные диваны, кладет на стол бейсболку, ставит пакет с покупками, и бежит в туалет "руки посушить", маленький бесенок, ггг
Мне звонит телефон, отхожу от кассы потрындеть, возвращаюсь уже за полным подносом, Наташка отпрашивается в туалет, я поворачиваюсь, и вижу картину маслом. Сидит мой крестник и большими удивленными глазами пялится на свиней, нагло усевшихся прямо за наш стол напротив него. Блядь, если бы я умела цивилизованно выяснять отношения с такими вот охуевшими человеческими единицами, мне было бы гораздо легче. Наверное.
Успокаиваю крестника, который начинает со слезами на глазах рассказывать, что он все тете и девочке объяснил, а они все равно сели. Говорю, что он ни в чем не виноват, что я сама поговорю с тетей, и отправляю за мамой в туалет, тот радостно несется, ибо можно же еще раз посушить ручки! Свиньи насупились и недовольно смотрят на меня исподлобья. Глубоко вздохнув, памятуя, что родителей унижать перед детьми нехорошо, вежливо предлагаю покинуть наш стол, и поискать себе другой стол для гипопотамов. Тетка нагло заявляет, что мы все поместимся. Они вдвоем и мы втроем. И тут я не выдерживаю.
- Тебе, блядь, на каком языке растолковать, чтобы ты свалила отсюда немедля?? - реву я на пол-зала.
Тетка, красная, как бурак, подскакивает, хватает свой поднос с ТРЕМЯ БИГМАКАМИ, ДВУМЯ ПОРЦИЯМИ БОЛЬШОЙ КАРТОШКИ, КЕКСАМИ, МОРОЖЕНЫМ, КОКТЕЙЛЯМИ, КОКА-КОЛОЙ и еще какой-то хуйней, и уебывает. Ее дитеныш окидывет меня ненавидящим взглядом и открывает рот, но я добавляю пару предложений на грузинском о ее происхождении и внешнем виде. И та скоренько бежит за своей мамашей, излучая крайнюю степень доброжелательности своей рыхлой жопой.
И да, я на дух не переношу жирных, ибо сама толстая, да.

Нерусские. Здесь их в тысячи раз меньше, чем в Рашке, и ведут они себя менее борзо. Но бывает и такое.
Вечером в супермаркете закупаемся, малой носится по залу, как блоха, и вполне себе закономерно, выхватывает от мамы пиздюлин. Я ржу, ибо он такой забавный, когда оправдывается, да и Наташка его так смешна отчитывает. Мишка обиженно уходит от ругающейся мамы ко мне, ибо я на него оч редко ругаюсь. Не за что потому что.
Мы идем с ним за ручку в конфетно-шоколадно-печеньевский отдел, как вдруг передо мной возникает страшно смуглая рожа. Эта рожа нагло ухмыляется, и осмеливается обратиться ко мне "солнышко".
А я с ребенком. А его это не смущает.
Подтолкнув крестника выбирать себе лакомство, я поворачиваюсь и замораживаю взглядом его тянущуюся ко мне руку, попутно объясняя, что он вообще охуел. И что я сейчас ему расскажу, как надо себя вести гостю столицы. Тот краснеет и злобно смотрит на меня своими масляными глазами. Вовремя подоспевшая Наташка хватает разъяренную крестную мамашу под руки и тянет на кассы. А я ведь еще не все сказала. А с меня ведь прет.
И надо же такому случиться, он и сотоварищи еще стать за нами в очереди решили. Процедив, что мне неприятно их шумное дыхание за своей спиной, я получила, наконец, желаемое. Они свалили в другой конец зала. Обезьяны, блядь.

Человечество давно пора проредить.

Работница музея на выставке восковых фигур робко пролепетала, что "фотографироваться с ним нельзя", но потом стушевалась и ушла в другой зал. Я ее понимаю.

Tags: Накипело
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →