getera (getera) wrote,
getera
getera

Как себя вести, если ты влюбился?


Целое утро сердце лихорадочно колотилось, как сумасшедший орган кофемана, а я не понимала, что происходит, в растерянности уставившись в монитор. Все вокруг были какие-то заторможенные, меня не отпускало ощущение того, что все находятся в какой-то вязкой действительности, а я смотрю на них, вяло копошащихся, через тонкую прозрачную перегородку. И мой мир, живой и яркий, а их, тягучий, размытый и какой-то грязно-серый.
В обед я не выдержала, и ушла, сообщив оторопевшему шефу, что мне нужно подышать свежим воздухом. Сев в первый же автобус, я доехала до парка, купила билет и пошла бродить. Чем глубже я заходила в парк, тем больше успокаивался ажиотажный пульс. Глубоко вздохнув, я запрокинула голову и, ни к кому, в особенности, не обращаясь, спросила:
- Что это, блять, за непонятное говно творится сегодня с тобой, детка???Но ответить себе я не успела, мимо меня, подозрительно косясь, быстро прошла парочка. Ну и ладно. Дома договорю. Допрошу с пристрастием, да.
Через три дня, я снова ощутила это чертово сердцебиение. Оно настигло меня на в самый разгар тренировки, и я, блять, чуть не навернулась с беговой дорожки. Тяжело соскочив с еще работающего тренажера, я обвела присутствующих злобным взглядом, какбэ намекая, что шоу небесплатное. Пожав плечами, будущие бодибилдеры и бодибилдерши продолжили лепить свои тела. А я, отмахнувшись от удивленного вопроса тренера, забрала полотенце с окна и пошла переодеваться.
Да что же это за напасть такая, что это, блять, за махинации??? Бешеный пульс словно подгонял меня, я оделась за пять минут и выбежала, оставив инструктора изумленно смотреть мне вслед. Потом, может быть, объясню. Я сейчас, блять, сама ничего не понимаю!!!
Спустившись на проспект, я влилась в толпу идущих с работы людей. Вдруг пульс еще больше ускорился, мир стал еще четче, я слышала каждый вздох, я чувствовала чужие эмоции.
"Блять, докурилась. Все, больше никаких кальянов!!"! - промелькнуло в голове. Ослепительная вспышка, и мир завертелся с головокружительной скоростью.
- Девушка, вы потеряли перчатку, - вдруг послышался сзади мужской голос.
Не знаю, почему я повернулась, на мне были варежки. Обе.
Темноволосый мужчина протягивал перчатку девочке в ярко-розовых уггах, расписанных под хохлому, но смотрел на меня. Пульс резко стих, картинки пропали,  но в этом насыщенном красками мире, нас уже было двое. Его черные глаза словно приковали мой взгляд, я не могла сдвинуться с места. Чоуш, я даже пошевелиться не могла. Не хотела?
Где-то внутри, я понимала, что стою посреди оживленной улицы и пялюсь на незнакомого человека, как идиотка, но сделать с этим ничего не могла. Мужчина перевел свой чертов взгляд, и улыбнулся горячо  благодарящей его девочке, а я почувствовала, что теперь уже могу двигаться. Вернее, бежать отсюда, блять, пока я не сгорела со стыда.
Заскочив в ближайшую кофейню, я закрылась в туалете, уставилась в зеркало, холодно отражающее как идиоток, так и нормальных людей, не застывающих, словно соляной столб на улицах. Умывшись холодной водой, я расчесала волосы, подтянула леггинсы, почистила ботильоны и, осмелилась, наконец, выйти к человечеству.
За столиком около окна сидел он. И смотрел на меня. Я попыталась было резко захлопнуть дверь обратно, понимая, что он это видит, видя его понимающую насмешливую улыбку. Черт знает что творится!!!
Я нервно таращилась в зеркало на свои полыхающие румянцем щеки, и поражалась собственнному непонятному поведению. Ну, смотрит, мало, штоле, каждый день на меня смотрит мужиков??? Да тысячи!!! Хотя нет, сотни! И это как-то неточно, в общем, все равно немало!
Еще раз придирчиво осмотрев себя в зеркало, я нацепила на лицо "вы все говно" и распахнула дверь туалета. Его не было за столом.
Внутри словно что-то провалилось. Прислушавшись к организму, дабы определить не многострадальный ли это мозг свалился туда, поближе к жопе, дабы оправдать, наконец, все, что он мне в последние дни выдает. Не, это было просто какое-то странное ощущение потери.
Усевшись за барную стойку, я, как и любой, живущий на постсоветском пространстве, человек, решила устранить свои непонятки древнейшим способом, решающим все вопросы за короткое время, и заказала коктейль "Прощай, мозг!". Можно подумать, там было с кем прощаться, ха.
Пока хорошенький голубоглазый бармен ловко орудовал шейкером, создавая заказанное мной издевательство, я, невоспитанно приоткрыв рот, смотрела рекламу моющего средства на огромной плазме над баром.
- Неужели так интересно? - внезапно раздался смеющийся, уже знакомый мужской голос.
- Да, я специально прихожу сюда ровно к 18.36, дабы посмотреть последние шедевры российских рекламщиков, - так должна была ответить настоящая я. Но кто-то, весьма схожий по уровню айсикью с табуреткой,  пролепетал что-то невнятное:
- Да нет, это я просто... пока мне делают коктейль...
Я не осмеливалась оторвать взгляд от очередной рекламы, понимая, что, если уже дура, то до конца. До победного, блять, конца.
Бармен поставил передо мной  большущий бокал с коктейлем, ядовитого розово-зеленого цвета, с тремя трубочками и горой сливок. Я буквально чувствовала, как на теле, причудливо изгибаясь  в луивьюитоновском рисунке, проявляются заветные две буквы "ТП".
С трудом выдавив из себя слова благодарности услужливому бармену, я поближе подвинула к себе этот гротеск а ля Пэрис Хилтон, и попыталась отпить через трубочку . И, естественно, тут же измазалась в сливках. Чувствуя горящим лицом немое удивление и еле сдерживаемый смех наблюдающего за всем этим спектаклем возмутителя моего спокойствия, я протянула руку за салфеткой. Но он успел быстрее. Мягко развернув меня к себе, он стер салфеткой сливки с носа. А я опять завороженно уставилась в эти глубокие черные глаза. И тогда я впервые поняла, что значит, утонуть в других глазах.
Мы были в другом мире, ярком и живом. В нашем мире.
Я видела его лицо в мельчайших деталях, маленькую родинку над левой бровью, два еле видных пореза после утреннего бритья на высоких скулах, четко очерченные губы с шрамом, пересекающим верхнюю губу в уголке рта; прямые и длинные, словно стрела, ресницы; еще один, с рваными краями, шрам справа на шее.
Я не знаю, что видел он, но я видела перед собой абсолютно идеальное существо. Которое настойчиво что-то спрашивало, судя по шевелящимся губам.
- Что? - встряхнула я головой, избавляясь от наваждения.
- Я говорю, что, прежде, чем я тебя поцелую, а этот момент не за горами, - улыбнулся черноглазый катализатор превращения меня в ТП, - то хотелось бы знать, как зовут ту, которая наградит меня увесистой пощечиной. И опять улыбнулся, показав наличие ямочек. Еще и ямочки!!!
- Катюша, - клянусь, у меня были тысячи вариантов гораздо более едких и саркастичных ответов, но, как я уже упоминала ранее, этот мужчина творил чудеса с моей иронией. В частности, полностью уничтожал ее своей улыбкой, растворяя в глубине своих темных глаз.
- Я - Денис, мне тридцать три года, я не женат и не был, рост 186 сантиметров, вес 84 килограмма, плюс-минус, разве что, когда мама приезжает, тогда сразу больше на пять становлюсь, - пристально глядя мне в глаза, с легкой улыбкой, кратко рассказывал свою биографию обладатель моих любимых ямочек, - я сейчас банкрот, мой бизнес держался на плаву из последних сил, но вчера утонул окончательно. Через два дня я улетаю в Нью-Йорк, там давно живет мой старший брат, он предложил хорошую идею, но в нее надо вникнуть, на это уйдет где-то два-три месяца. А потом я вернусь обратно в Минск.
Денис закончил говорить и, внезапно посерьезнев, добавил:
- Я вернусь в Минск за тобой. Ты будешь меня ждать?
Ошарашенно глядя в его абсексалютно серьезные глаза, я почувствовала, как меня охватывает дрожь. Только нашла, и снова потерять. И кивнула головой. Вслух я ничего сказать не могла, потому что знала, что разревусь.
Денис крепко обнял меня, и я ощутила, как его каменные мышцы постепенно расслаблялись, я вдыхала его, уже такой родной, запах, и понимала, что вот оно. Я влюбилась. Окончательно и бесповоротно. Ура))))
Бармен и официанты стояли в углу барной стойки и тепло улыбались, глядя на безумную парочку взрослых людей, нашедших друг дрга в этом огромном мире.
Денис чуть отстранился и посмотрел на меня, лукаво подняв левую бровь:
- А ты мне про себя что-нибудь расскажешь?
Здесь я не колебалась:
- Все, что тебе нужно знать, я - идиотка, остальное - мелочь и неважные ньюансы!
Моя темноволосая любовь запрокинул голову и громко расхохотался. А я смотрела на его, смеющегося над моей шуткой, хотя, чоуш тут, правда это 146%, он скоро сам убедится, и ощущала, как сердце сжимается и начинает стучать в каком-то особом ритме, в ритме влюбленного в жизнь человека. Я опустила ресницы, и расплылась в довольной улыбке.
- Кстати, у тебя такие красивые ресницы! - Денис подмигнул мне, доставая деньги из кармана.
- Спасибо, - поблагодарила я, и насмешливо добавила: - Я давно их выращиваю.
Денис повернул голову, наклонился к моим волосам, и тихо произнес:
- С такими способностями, думаю, ты все, что угодно, на теле человека можешь взрастить.
Так густо я не краснела, наверное, с класса пятого, когда упала жопой кверху в салатовых лосинах во дворе школы на большой перемене.
Бармен наотрез отказался брать плату за собственноручно сотворенный шедевр, но мой мучитель все равно оставил купюру. А я еще больше влюбилась. Я отпустила себя, и неслась на полной скорости.
До моего дома мы дошли за полчаса, которые были наполнены смехом и такой радостью, от которой поджимались пальчики в ботильонах. Я смотрела на его широкие плечи, на его чуть неровный профиль, и внутри меня словно расцветали бархатные розы, разбрасывая свои шелковистые лепестки по всем телу.
Около подъезда, он отпустил мою ладошку, достал телефон и включил его. Потом перевел взгляд на мой дом, и сказал:
- Мне сегодня надо закончить все дела, упаковать вещи, но завтра я свободен целый день, и мы ведь увидимся? - вдруг занервничал самоуверенный похититель моего сердца.
Я встала на носочки и, прижав свой холодный нос к его, уже чуть-чуть колющейся, щеке, ласково прошептала:
- Да, конечно.
Облегчение волной разлилось в воздухе, а я наслаждалась крепкими объятиями. Не знаю, если бы он тогда поцеловал меня, я наверняка бы, шандарахнулась прямо у его ног, столько чувств и незнакомых доселе эмоций вызывал во мне его прикосновения и запах.
Я не помню, как дошла до квартиры, но малые весь вечер прикалывались надо мной, ибо блаженная улыбка не сходила с моего лица ни на секунду, по-моему, я даже заснула, улыбаясь. В полудреме, я ощутила, как малой зашел в комнату, поправил мне вечно сползающее одеяло, кажется, даже погладил по волосам, и тихо проговорил:
- Ну, наконец-то!
Утром я, сова с двадцатилетним стажем, проснулась в пол-девятого, радостно побежала чистить зубы, благо это было несложно, ибо улыбка не сходила с моего лица, словно намертво приклеенная. Я позавтракала, расчесала волосы, одела розовое платье и  выглянула в окно. Там, запрокинув голову, прямо на меня смотрел Денис, он широко улыбнулся и помахал рукой. Я кинула последний взгляд в зеркало и поразилась. У меня улыбка точь-в-точь, как у моей бабушки, давно ушедшей в мир иной, где она на старой фотографии стоит с дедушкой и моей мамой.
Выйдя из подъезда, я счастливо улыбнулась мужчине, перевернувшему мой мир и закрыла глаза, ибо он собирался меня поцеловать.
Я не упала. Я крепко держалась за карманы его пальто, они оказались очень прочными. Денис прижался своим лбом к моему и задал вопрос, который не успела задать я:
- Где ты была так долго?..
- Катя, во-первых, ты забыла свой телефон, во-вторых, кто это? - я повернулась и увидела нахмуренные брови малого, подозрительно рассматривающего обнимающего меня Дениса.
- Привет, я - Денис, - мой мужчина протянул руку моему излишне переживающему соседу, - и сейчас забираю свою девушку, вечером привезу. Обязуюсь кормить.
Малой пожал руку, сразу заулыбался, и порекомендовал мандарины. Нахал)))
Денис открыл двери черного джипа, посадил меня, и достал с заднего сидения букет ярко-желтых тюльпанов. В ноябре!
Я любовалась солнечными бутонами, а он вел машину, тихо улыбался, изредка поглядывая на меня.
Денис привез меня в компанию своих друзей, отличительной чертой которых был самоуверенный блеск в глазах и упрямо выдвинутая челюсть. Такого количества ярко-выраженного тестостерона на квадратный метр я давно не ощущала. И меня очень порадовало то, что, примерно через час, приехали их девушки, ибо я уже чуть не сцепилась с одним, не в меру ретивым, болельщиком Челси. Денис сидел на диване рядом со мной, по-хозяйски обняв меня за плечи, что несколько раз мешало мне встать и разбить что-нить на голове у глора команды Абрамовича. После приезда девочек, атмосфера приятно поменялась на более благожелательную и всяческие мимими. Нас с Денисом отправили на кухню нарезать фруктов, но мы, презрев все нормы и приличия, упоенно целовались около холодильника, пока я не почувствовала, что еще чуть-чуть, и огромный кухонный стол будет использован по своему прямому назначению. То бишь для того, чтобы крепко держать на себе хозяйку и хозяина.
Раскрасневшиеся и взбудораженные, мы вернулись в гостиную, на нас насмешливо косились, но никто и слова не произнес. А я, кстати, несколько смущенно сообразила, что за полчаса наших юношеских переживаний на кухне, никто не пришел проведать как же там фрукты, нарезаются ли.
Это был заговор. Это была сладкая паутина, которую плел умный и цепкий паук, а я радостно трепыхалась, еще больше запутываясь в тонких прочных нитях его недвусмысленного отношения ко мне.
Подъехав к моему дому, Денис припарковал машину и предложил прогуляться. Я не помню, о чем мы говорили, не понимаю, почему не замерзли холодной декабрьской ночью, одно мне стало известно наверняка: теперь я точно знаю, почему все так ждут эту пресловутую любовь. Ее невозможно описать, она просто проникает в тебя, заполняет своим светом все клеточки твоего тела, и ты становишься собой, самим совершенством.
Мой любимый мужчина уехал в три часа ноль пять минут часов ночи, потому что через двадцать минут у него был поезд до Москвы, а сумка с вещами была с собой.
Теперь я снова не сплю по ночам, потому что разница между Нью-Йорком и Минском минус восемь часов.


* есть истории, в которые невозможно поверить, это - одна из них

Tags: Innamoratа, Придуманные непридуманные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments