getera (getera) wrote,
getera
getera

Я хочу знать мнение мужиков

Вы, что, правда, считаете, что женщина всегда "сама виновата" в подобных случаях?? Кто прививает вам этот флер вседозволенности?? Женщина слабее мужчины, но это не значит,  что вы можете делать с ними что и когда захотите.
Воспитывайте и подавайте правильный пример своим сыновьям - уважайте женщин.

Оригинал взят у nuretz в Про насилие.
Который раз за последние дни я натыкаюсь на посты про сексуальное насилие. И каждый раз мне хочется взять автора, который пишет про то, что жертвы изнасилования виноваты сами и перегрызть ему глотку. Дикие истории, господа, и в этих диких историях люди, с виду похожие на нас с вами, пытаются разделить вину между насильником и жертвой. "Перепись недочеловеков" – так охарактеризовала Софа комментарии к посту из топа и я с нею полностью согласна.  

Если у вас слабые нервы – не ходите под кат. Потому что я собираюсь выблевать свои кишки, а потом затолкать их обратно. На ваших глазах.
Я предупредила.

Жертвой изнасилования я стала в 22 года. Да, можете начинать меня презирать. Потому что в нашей стране признаться в том, что ты стала жертвой насилия – намного хуже, чем подтвердить, что ты проститутка.
Теперь повернитесь от социума к рассудку и осознайте: это – не личное. Личное, друзья, это любовь и секс, который остается в вашей спальне.  А то, что вы прочтете ниже и после чего уже никогда не будете прежними – наше с вами, общественное. То, что у вас под носом, но вы не хотите об этом слышать.

Давайте же посмотрим, что я сделала не так.
Я была на детском празднике с ребенком. Это, конечно, одна из причин, по которым женщины становятся жертвами насилия. Никогда не ходите. Записали?
Потом я отправила четырехлетнего ребенка с мамой домой, чтобы помочь хозяйке с уборкой. Тоже не делайте так, пусть разъёбываются сами. А вы таким образом убежите насилия.
Одета я была в черную юбку в пол свободного покроя и черный же вязаный пуловер до середины бедер. Понятный же хуй, что это самая провоцирующая одежда. Следовало надеть что-то другое. Мешок из под цемента, например. А еще и в кожаный пиджак. Что может быть более вызывающим? Ничего, друзья мои. Никогда так не одевайтесь.
Такси по телефону тогда вызвать было нельзя, и в этом, конечно, тоже моя вина. Как и то, что я пошла на остановку в половине двенадцатого ночи совершенно одна. Мне следовало завести себе мужика или вовсе не разводиться с мужем. А так-то я опять виновата сама. Всякая баба, что развелась с мужем – по умолчанию становится изнасилованной. Потому что что еще делать с бесхозной бабой. Я пошла одна на остановку. Ждать троллейбус. Где были мои мозги??
Троллейбуса долго не было. А в кошельке было 30 рублей – сумма как раз необходимая для того, чтоб доехать до дома. И я приблизилась к проезжей части.
Вы слышите меня, женщины? Никогда не приближайтесь к проезжей части. Так вы провоцируете насилие над собой. Ходите пешком в светлое время суток. Я даже не успела поднять руку. Верите ли, я понимаю, конечно, что страшно рисковала всю свою жизнь, но я так часто ловила машины на улице, что собиралась, всерьез собиралась эту свою руку поднять. Но не успела. Потому что в следующий момент меня уже взяли за шею и запихали в машину, где я обнаружила полное отсутствие задних дверей.
Вам знакомо чувство обреченности? Не страха, нет. Страха не было. Зато было четкое понимание, что никто мне не поможет. Что я могу делать все, что угодно – кричать, вопить, биться головой в стекла. Мне. Никто. Не поможет. А сама я уже не спасусь.
Ну а чего я хотела после таких-то провокаций. Сама виновата. Ах да, я ведь еще выпила полбутылки вина. Все всё поняли, я надеюсь. Ни один суд не оправдал бы меня.
Меня привезли в романтическое место – в лес у озера. Однажды у меня тут было свидание, подумала я еще. И для затравочки огребла в подбородок. Мужчина почему-то бил меня в одну и ту же точку на подбородке очень методично в течении нескольких минут. Но это же понятно, что веди я себя прилично, никто не стал бы меня пиздить. Никого же не пиздят просто так. Кулаками по лицу. Только за дело.
Их было двое, но тот, что вел машину, согласился только пособничать, наотрез отказавшись воспользоваться ситуацией. И вроде даже не особенно был доволен ею. Хотя и отказался мне помочь. Ну его можно понять, он не нанимался же.
Зато второй оттянулся по полной, можете мне поверить. Гася попытки сопротивления ударами в подбородок.
Попытался выбить мне зубы, но они выстояли. Потом меня выволокли за волосы из машины и уронили на землю очередным ударом. Из носа и ушей потекла кровь. Слышала, как мужчина спрашивал водителя, нет ли у него в машине веревки. Тот ответил отрицательно. Тогда он потащил меня в лес и по дороге мне впервые стало страшно за мою жизнь. Верите ли, еще немного и я разнылась бы и умоляла бы оставить меня в живых, пуская носом кровавые пузыри.
Но вдруг поняла – нет. Этот трусливый койот не способен убить человека. И я усмехнулась. Против воли. Не имея целью провокацию, можете мне поверить. Вам сложно представить, наверное, что можно вот так просто ухмыляться, не имея в виду ничего провоцирующего, но это так. Тогда он остановился и сделал мне практически комплимент.
- А ты стойкая, сука. Отважная. Ты сильная, да? – сказал он и стукнул меня по голове сцепленными руками.
Уходя в приятный нокаут я ухватилась за мысль, что очень не хочу быть перееханной машиной. Поэтому я сделала еще пару шагов, цепляясь за кустарники, укатилась в овраг и там уже спокойно отключилась.
Очнулась я достаточно скоро по ощущениям. Повсюду было тихо, только вдали шумела трасса. На мне была юбка, был пуловер, а пиджака и сумки не было. Чуваки разжились пиджаком, набором косметики и 30 рублями. Голова гудела, словно вынутая из колокола. Вся одежда превратилась в лохмотья, пока я катилась ко дну оврага. И вот такая – оборванная и в крови я и вышла на трассу. Как Ронетт Пуласки из фильма про Твин Пикс.

Меня быстро подобрал добрый дядечка и отвез домой. Кто же знал, что ничего не закончено, а пиздец только начинается. Всем понятно, я думаю, что у родителей поддержки я не нашла. А потому что нехуй. Не надо было. Надо было. Опять не надо было. Море воды в сослагательном наклонении.

Вот вы говорите – посттравматический синдром. А знаете ли вы, что прячется за этой казенщиной? Нет, и не дай аллах вам это узнать. Потому что в этом состоянии очень легко свести счеты с жизнью. Ты вроде бы как перестала быть человеком. Тебя взяли, как ничей предмет, использовали и выбросили. Ты не человек, ты – презерватив. И кто угодно может сделать то же самое, если захочет. Ты тупо слабее. И неважно кто ты, сколько котиков ты спасла, сколько книжек ты прочла, какая ты дочь или мать, – ты просто вещь. Твоя воля, твои чувства – это всё не имеет никакого значения. Ты – ничтожество. И ты чувствуешь только отвращение. Ничего кроме отвращения. И к ним, и к себе. И ты не можешь говорить, не можешь есть, потому что начинаешь плакать и блевать одновременно. Унижение и отвращение в степени 848. Это персональный ад, наступивший в твоей голове, в твоей квартире, в твоей кровати. И когда ваша ебанутая Эволюция пишет, что "между сексуальным насилием и телесными повреждениями нормальный человек всегда выберет насилие" я кричу в монитор: из какой жопы ты вылезла, ёбаный психоалхимик? Залезь обратно и не высовывайся даже покурить.

Вы бы просто охуели, если бы знали, как мне давался этот текст. Пишу я его сегодня ночью, пребывая в соответствующем настроении от всей этой прочитанной ебанины.

Так вот: когда вы лежите в кровати, то и дело истерически рыдая, имея вместо лица черное пятно, а вместо самосознания – черную дыру, соблазн спрыгнуть с балкона восьмого этажа, перерезать вены, напиться впрок реланиума очень велик. Слишком велик. Но почему-то очень не хочется умирать в таком вот самоощущении. Умрешь вот так – и зависнешь навсегда в стране людей, лишенных личности. Людей с перманентной тошнотой. Поэтому вы просто разбиваете кулаки о стену и рисуете в голове картины страшной мести.
Спросите меня сейчас – простила ли я их спустя 14 лет? Да хуй там, отвечу я вам. Я не поменяла отношения ко всем подряд мужчинам. Не перестала доверять. Многих я любила. Не зациклилась. Собралась. Я охуенно сильная, стойкая и отважная.
Но поставь сейчас передо мной того товарища, я бы отрезала ему яйца и затолкала бы их ему в глотку. И второму – тоже. И рука моя не дрогнула бы. И эмпатия не включилась бы. И только заключение коронера остановило бы меня. Хотя, если бы у него нашлась еще бензопила...

Потому что годами выковыривать свою личность из говна – это совсем даже не то, что восстановиться после очередного брака или романа. Там ты заново выстраиваешь свои порушенные границы, а тут ты учишься вытаскивать кирпичи из берлинской стены. Один за другим. И втихаря из вынутого строишь новую стену, получше старой. Не спрячешься – так все сразу и поймут, какое ты ничтожество. А общество это быстренько подтвердит. Потому что что? Правильно, сама виновата.
Генетического материала на мне не осталось. Ясно же, что никто никого не нашел, да? Да и не искал. Потому что тоже ясно почему.

Тогда мне очень повезло. Джо упросила знакомых музыкантов, искавших вокалистку, прослушать меня. И я встала, залепила черное лицо горстью тонального крема, надела перчатки без пальцев на загнившие костяшки и отправилась петь в кабак. Музыканты были клёвые, мы все время хохотали с ними. А по ночам я приходила домой и пыталась помириться с отражением в зеркале. Рот немного повело в сторону, таким он и остался. Нерв слева заклинило. И шишка на подбородке осталась тоже. Но физические изменения – это полная хуйня, друзья мои. И, может быть, я не стала бы совсем другим человеком, не случись со мной всей этой драмы, но многое точно пошло бы по-другому. По крайней мере, я не вспоминала бы об этом каждый день долгие годы, сотрясаясь от ненависти и отвращения, и это высвободило бы много времени на полезные дела. Прокачку ресурсов, бгг.

Только вот истории, как эта история с видео из МАДИ, вызывают во мне сразу же такую жгучую ненависть, друзья, что натурально хочется крови. Хочется не просто убивать, а пытать, понимаете? По пизде сразу весь дзен, блять.

Впрочем, хуй с ним. Мы ведь тут говорим не обо мне, а о том, что жертва сама виновата в насилии и подсознательно его желает, провоцируя насильника. А то еще и не насильника провоцирует, делая таковым нормального парня и сознательно лишая его будущего.

Думала еще – оставить вам комменты или закрыть нахуй. Оставлю, но только под истории. Писать "самавиновата" - можно. Но никакого сочувствия, кто рискнет – забаню нахуй.
Tags: Накипело
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author