getera (getera) wrote,
getera
getera

Не могу сказать "люблю"

Но в совершенстве овладела искусством говорить "прощай" и наглухо захлопывать двери в прошлое. Это отличная способность, да, и, если бы я умела ею делиться, очень многим это не помешало бы. Сейчас я не сплю от адской жары, и имею желание и вдохновение рассказать моим трем с половиной читателям одну женатую историю.

Когда я впервые приехала в Минск шесть лет назад, подав документы на второе высшее на журфак, я была полна амбиций, идей и очаровательного снобизма. Папа подарил мне маленький красный ноутбук для воплощения всех моих писательских позывов, и попросил зарегиться на одноклассниках, так было дешевле общаться, он тогда как раз уехал в Грузию, когда бабушку парализовало. И я завела там акк с тремя фотками и двадцатью друзьями.
И вот однажды, лениво ползая по фоткам друзей друзей и бездумно лайкая всех, кого ни попадя, я понаставила пятерок красивому блондину с прозрачными голубыми глазами. И забыла.
А на следующий день обнаружила от него сообщение, и все завертелось.
Мой любимый типаж, шикарное чувство юмора, потрясающий голос, и тоже водолей. Неделю мы перезванивались и часами разговаривали. О чем мы мы столько болтали?? Я до сих пор понять не могу.
На первое свидание я собиралась в дикой истерике, у меня колотилось сердце так, что девочки, с которыми я тогда снимала квартирку на Бангалор, хотели опоить меня валерьянкой.
Это было прекрасное ощущение, с тех пор мне больше такого испытывать не довелось, да и вряд ли доведется в будущем, с годами человек медленно, но верно черствеет. Чуть не задохнувшись от предвкушения в лифте, я выскочила во двор, нервно откидывая назад гриву своих непослушных волос. Он сидел в машине чуть в профиль, а потом повернулся и посмотрел мне прямо в глаза. Сердце пропустило удар и время остановилось.
Это непередаваемо, это невозможно описать и рассказать, это можно только почувствовать. Не знаю, сколько человек меня сейчас поймут, но я не могу влюбляться в человека постепенно, или сразу, или никогда. Поэтому любой парень, который попал ко мне во френдзону, останется там навечно, или пойдет нафиг при малейшем намеке на что-то большее. Вот такое вот я говно.
Тогда мы провели вместе весь вечер, деловито, и не чувствуя вкуса, ели самую невкусную пиццу в мире. Мы упивались друг дружкой чуть более, чем полностью, два исключительных харизматика с завышенной самооценкой. Это была грандиозная игра и многоходовка. Все, как мы оба любили. Взгляды, прикосновения, насмешливые улыбки, выверенные фразы, но все это было с одним "но", мы оба пропали, когда увидели друг друга. И все было по-настоящему.
Я приехала в семь утра в зацелованными губами и покоренная до кончиков волос. Едва я зашла в квартиру, он позвонил и спросил "как мои дела". Своим хохотом я разбудила своих соседок, те недовольно кинули в меня подушкой, а я села на балконе и говорила с ним еще полчаса, пока он ехал домой. О чем? Не знаю.
Знаете, как сильно раздражает человек, который все время счастлив, улыбается и висит на телефоне? Капец просто как!!1 Я раздражала всех, но это было так мило, что даже издеваться надо мной было стыдно.
В то время девочка, с которой я училась на заочке журфака, искала в срочном порядке квартиру, и я убедила тогдашнюю свою соседку, что нам очень нужна третья, ибо нельзя не помочь человеку в беде.
В постель мы легли существенно позже того, как могли бы. Это было логическая развязка, которую он оттягивал даже больше, чем я. Романтичность неудовлетворенного сексуального желания выдержат и оценят не все, но мы были именно такие. Нам некуда было торопиться, у нас была вся Вселенная с ее четырьмя измерениями и бесконечными временными рамками.
"Я хочу заниматься любовью, а не сексом", - как-то слишком серьезно произнес он, наблюдая, как я снимаю платье. Я насмешливо расхохоталась и бросила в него трусиками. В ту ночь я неотрывно наблюдала за тем, как светлеют его голубые глаза в момент наивысшего наслаждения, и распадалась на миллионы звездочек.
Он не мог спать рядом со мной. В какой бы момент я не открыла глаза, и как бы тихонько я не поворачивалась, я всегда натыкалась на его пылающий взгляд и немножко смущенную улыбку. Я разглаживала пальчиками его лучики-морщинки и капризно требовала, чтобы он перестал стареть, иначе я его немедленно брошу.
Мы сходили с ума вдвоем, совершая идиотские безумства и шокируя людей своими выходками.
- Солнце, смотри! Нетронутый сугроб!! - заорал он как-то во время обеда в нашей любимой кафешке, и поволок на улицу хохочущую и сопротивляющуюся меня. Мы целовались и заливались смехом одновременно в сугробе под окном кафе, не замечая ошарашенных взглядов прохожих.

Он приезжал ко мне на работу,  нагло затаскивал в подсобку и зацеловывал до полусмерти. Я потом ходила, как сомнамбула, до вечера, а он радостно звонил каждые полчаса и коварно интересовался, приезжать ли сегодня или уже до завтра обождем.
Я приучила его играть в бильярд по десять часов кряду,  мы оголтело бегали вокруг 12-футового стола и даже подумывали об именных киях.
Он любил со мной выходить в свет,  и упивался оценивающими мужскими взглядами на мои вызывающе короткие платья, но все время крепко держал за руку.
Мы сорили деньгами, нас обожал персонал в любимых заведениях, мы были ржачными и щедрыми клиентами.
Все было бы хорошо,  но я всегда все знаю наперед. И в один момент я поняла, что все мои подозрения небеспочвенны. Это не объяснить,  я всегда просто знаю, что тут пиздец, а вот тут все охуенчик.
В тот день он, как всегда, приехал за мной на обед. А я с надменной гримасой объявила, что мы расстаемся. Он виновато смотрел на меня своими голубыми глазами, полными слез и молчал.
- Ты меня обманул. Уходи.
Я ушла обратно, даже не обернувшись.
Забыть грязного обманщика? Пфф! Да легко! Так наивно думала я.
Я умирала каждую ночь. Не могла спать и есть.
Это просто болезнь, нужно просто больше времени, ты все сделала правильно, так утешал себя я. А потом шла бродить по  району, садилась в любимом кабаке, и невидящим взглядом смотрела премьер-лигу.
Плохо - это когда везде пиздец. Соседки внезапно стали бесить своим бесконечным срачем, и однажды вечером я сорвалась, выбросив за дверь все их грязное белье, раскиданное по квартире. Вдоволь отооравшись на этих свиней в женском обличии,  я на следующий день снова стала  удивительно спокойной и врагом номер один.
Через неделю позвонил папа и попросил приехать в аэропорт,  там мне один наш родственник летчик привез вкусные подарки. И я написала смс.
Он приехал в то же время, стал в то же место, что и всегда, а меня трясло, как в лихорадке, пока я шла к машине. Лишь безмерная гордость заставила меня сесть в машину как ни в чем не бывало. Он снова виновато посмотрел на меня, завел двигатель, и мы поехали. Оба с горящими щеками.
Два с половиной часа по заснеженным дорогам туда и обратно до аэропорта мы слушали Джо Кокера  и Майкла Болтона. Не знаю, сколько раз я мысленно проговорила о том, что умираю без него. Наверное, миллион тысяч раз. Но я молчала. И он тоже.
Когда я вышла из машины, до меня наконец-то дошло, что я, и правда, все сделала правильно. Он долго смотрел мне вслед, а потом резко развернулся и уехал. Я села в снег и стала реветь, пакет с папиными мандаринами выпал из рук, и оранжевые солнышки выкатились на снег.
Еще через неделю я на автомате убирала в квартире, пока девочек не было, и, переставляя ноутбук той самой, которую мы приютили - мою однокурсницу, я увидела моргающее сообщение в тех самых одноклассниках. Почему-то мне сразу стало дурно, колотящимися пальцами я открыла входящие, и обнаружила ее переписку с голубоглазым. Я тварь, сука, и тупая стерва, а он достоин большего (ц)
Я рыдала так, что думала сойду с ума от такого двойного предательства. Это было настолько несправедливо и жестоко, что это выбило меня из колеи  настолько, что я не могла стоять. Я выла, лежа на полу, пока не у меня не закончились слезы и дыхание.
У меня не осталось никакой гордости. Мне хотелось умереть.
Этот момент я вспоминаю с ненавистью, но он мне нужен в памяти, чтобы не забывать, и больше ни к кому не поворачиваться спиной.
Я лояльна ко всем девочкам, которые меня сейчас окружают, и никогда их не предам, и они меня тоже. Ибо я не дам им такой возможности.
Я переехала через три дня в другую квартиру. Через полгода я узнала, что, помимо красавицы-жены, у него два ребеночка. Я снова завела себе подружку-объект для оказания помощи, и в омут с головой окунулась в ночную жизнь.
У меня все было хорошо, просто жизнь потеряла краски где-то на 90%, я заняла удобную нишу наблюдательницы, ходила на свидания практически со всеми, кто приглашал, и безразлично забывала их имена на следующий день.
У меня до сих пор нет именного кия, я по-прежнему бесцельно прожигаю свою жизнь, и походя очаровываю каждого, кто зазевается или решит, что я нормальная. Но это ошибочное мнение.
Любая девочка, которая решает связать свою жизнь с женатым, должна понимать, что она всегда будет номер два и сразу выкинуть свою гордость. Я не смогла.
Tags: Вспомнилось тут
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 330 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →